Выбери любимый жанр

Записки принцессы. Поцелуй для демона (СИ) - - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Серина Гэлбрэйт

Поцелуй для демона

Глава 1

Ещё пять минут поэзии, и прекрасный принц ласточкой вылетит из беседки.

Ирвин поднял на меня вопросительный взор темно-карих, кажущихся непроницаемо чёрными глаз. Я вымученно улыбнулась. Красиво полетел бы, да… принц всё делал красиво.

Ирвин счел жалкий оскал за знак одобрения и, уткнувшись в книгу, продолжил в свете пристроенного на ограждении беседки фонаря читать нараспев труды какого-то, несомненно, великого поэта старины глубокой. Я прикрыла рот ладошкой, давя зевок. Ладно, сегодня хоть можно посидеть на свежем воздухе, послушать соловьев — настоящих, а не эту пташку, что устроилась на скамейке напротив и заливалась на все лады в надежде растопить ледяное сердце неприступной принцессы, — и подумать о своём, отстраненно глядя поверх темно-каштановой макушки на сумеречный парк. Хотя ещё неизвестно, кто тут неприступный. На прошлой неделе я честно пыталась соблазнить принца, битый час крутившись у него перед носом в одном из платьиц, сохранившихся с благословенных времен учебы в корпусе. Ирвин трудов девушки не оценил, а когда я, плюнув на приличия, полезла целоваться, — и не только, в перспективе, — отодвинулся от меня подальше и прочел лекцию о вреде добрачного интима и важности и нужности чистой, возвышенной романтики, не омраченной обжиманием в укромных уголках. От возвышенной романтики тянуло в сон. И чувства всякие принцоубийственные появлялись.

Негромкий вкрадчивый гул возник где-то вдали. Или, может, это у меня в голове гудит? А, нет, всё-таки вдали. Но быстро приближался, нарастая, словно рев морского прибоя.

Ирвин оторвался от книги, поднял голову.

— Что это?

— Воздушный корабль. — Я торопливо выскочила из беседки.

Отложив книгу, принц вышел следом. Мы уставились на темнеющее вечернее небо, ничего не увидели, однако гул на мгновение накрыл нас, всколыхнув кроны деревьев, и начал удаляться, постепенно стихая.

— Он под невидимостью? — проявил чудеса эрудиции Ирвин.

Подтверждать очевидное не буду.

— Лиина, вы куда? — опешил принц.

— Слышишь, как гудит? Низко идет, значит, на посадку. — Я сгребла длинную юбку в охапку, подняв её выше колен. Демоны бы побрали эту дурацкую придворную моду на наряды до пят! — А как по-твоему, где он будет садиться, если не в нашем парке? — Особенно с учетом впечатляющих размеров поместья моего зятя.

— Лиина, бегать к приземляющимся кораблям, чтобы поглазеть на них, будто ребенок на диковинку, — занятие, не достойное леди и Вашего высочества, — привычно завел старую мелодию Ирвин.

А кто собрался глазеть на корабль? Тоже мне, редкость какая! А вот узнать, кто прилетел на этом корабле гораздо интереснее.

Я развернулась и углубилась в парк. Догадываюсь, где корабль сядет — лужайка там подходящего размера, достаточно далеко от дома, и земля хранила следы частой посадки. И от беседки, где Ирвин вечер поэзии организовал, близко. Ну, относительно близко.

Через несколько минут бодрой трусцы через кусты позади послышались хруст веток и сопение. Любопытство качество не только кошек и ведунов, принцы тоже не чужды этому интригующему чувству.

Серебристо-серый, похожий на наконечник стрелы корабль возвышался посреди искомой лужайки. Трап в задней части был опущен и из корабельного нутра лился свет, озаряя примятую траву, мою старшую сестру, кутающуюся в белую шаль, и кудрявую светловолосую девушку в обтягивающем чёрном костюме. Пригнувшись, я затаилась за ближайшими кустами, сквозь переплетение ветвей и листвы разглядывая незнакомку. Красивая. Невысокая, пухлые губы и округлые щечки, точный цвет глаз с такого расстояния не различить, но вроде светлые, фигурка — олицетворение моей мечты о женских формах, благо костюм прекрасно подчеркивал все изгибы соблазнительного тела.

Принц пристроился рядом, присмотрелся и охнул.

— Леди Абигейл? Ваша сестра общается с контрабандистами?!

— Тише ты, — шикнула я. Ещё чего не хватало, чтобы из-за этого олуха нас заметили!

— Вы рано, — донесся голос Гейл.

— Пришлось сматываться по-быстрому, — отозвалась девушка, помолчала и добавила: — Виг настоял, чтобы мы взяли дополнительный груз.

— Какой ещё груз?

Девушка властно махнула рукой и по трапу спустились двое мужчин, осторожно неся длинный чёрный ящик, сильно напоминающий… гроб?

— Что это? — прошептал Ирвин.

По знаку девушки мужчины бережно опустили ящик на траву. Гейл бросила на незнакомку настороженный взгляд, подошла к ящику. Настороженность сменилась недоверием, плавно перетекшим в изумление, и потрясенная сестра обернулась к девушке. Не может быть…

— Там тело, — сообразила я. — Это специальная камера, в ней находится погруженное в магический стазис тело. Что-то вроде глубокого сна.

И не надо таращиться на меня так, будто в ящике труп, а я присутствовала при его убиении!

— Это она?! — вопросила Гейл.

Девушка кивнула.

— Боги… — прошептала сестра. — Надеюсь, они не знают, что она жива?

— Она умерла, — покачала головой незнакомка. — Бедняжка повесилась в тюремной камере накануне казни. Не выдержала ожидания. Говорят, она уже была немного не в себе, так что никто особо не удивился, но мы всё равно решили не задерживаться.

— Правильно сделали. — Гейл провела пальцами по крышке камеры.

Кажется, у принца шок — побелел так, что даже в сумерках заметно. Хоть бы не полез на защиту обиженных и убогих!

По трапу сошел третий мужчина, высокий, светловолосый, небритый и широкоплечий, одетый в простые чёрные штаны и безрукавку. Заметив новое лицо, сестра улыбнулась и бросилась к нему. Мужчина раскрыл объятия, подхватил Гейл, закружил, а потом жадно поцеловал. А-а… э-э… наверное, сейчас и у меня случится шок… Что он себе позволяет? Что она ему позволяет?! Между прочим, она приличная замужняя дама… с некоторых пор. Или нет?

Девушка с минуту благожелательно понаблюдала за парой — надо же так прилипнуть друг к другу… вот бы и меня с той же страстью целовали при встрече, а не деликатно руку лобызали! — и щелкнула пальцами, привлекая внимание.

— Эй, голубки, потерпите до дома. Не знаю, кто как, а я с удовольствием приму нормальную ванну и посплю на нормальной кровати.

До дома? Какого дома? Или она наш дом в виду имеет? И сестра спокойно пустит всех этих людей в наш дом, то есть дом её мужа?!

Чего-то я в этой жизни определенно не понимаю. Или не знаю.

Позор, коим запятнана репутация Гейл в частности и нашего семейства в целом, не смыть, неустанно твердит мама, но если сестра наконец-то проявит благоразумие… будет жить тихой жизнью подальше от Вальсии… в соседнем королевстве, угу… выйдет замуж за респектабельного лорда, готового закрыть глаза на прошлое супруги… а кто бы не закрыл, как-никак принцесса Дома Лаванды, если, не дай боги, с братом что-то случится, Гейл и её сыновья следующие в очереди на трон нашей славной родной Флорансии… и вообще, все мы забудем… О чем? Прямо мама не говорила, считая, что такие вещи не для ушей юных невинных дев, но слуги шептались, а после поступления в корпус слухи дошли и до меня.

В Вальсии, вместо того, чтобы подцепить мужа попородистей, сестра прославилась как куртизанка.

Гейл с явной неохотой отстранилась от мужчины, тот поставил её на ноги, но из кольца могучих рук не выпустил.

— Я скучала.

— Я тоже, моя королева.

— Развели слюни, — донеслось из корабля, и сцена пополнилась новым действующим лицом.

Хотя нет, не лицом.

Мордой.

— Это… оборотень? — выдохнул Ирвин.

— Оборотень, — уныло подтвердила я. Вот теперь мы влипли… — Слушай, я тебя только об одном прошу: не беги.

— Почему я должен бежать? — возмутился принц.

Зверь замер возле парочки, обозрел присутствующих янтарными глазами, принюхался и молнией сорвался с места. Я быстро выпрямилась. Нет, ну ведь просишь нормально, а не слушают! Или предполагается, что принцессы априори ничего дельного сказать не могут?

1
Перейти на страницу:
Мир литературы

Жанры

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело